"Хогвартс: Наследие Стихий"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Хогвартс: Наследие Стихий" » Кладбище тем » Графоманство и иже с ним


Графоманство и иже с ним

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Поэзия, проза, зарисовки...

0

2

Это слишком серьезный выбор, что просто, наугад, на удачу. Между нами - пропасть, и лидер будет всем, только ничего это, ровным счетом ничего не значит! Только между нами есть то, что времени неподвластно, этот Путь по прямой, но для нас он слишком опасен. Моя дорога устлана Светом, мелодией ветра, солнца. Я иду по ножам, зато идти по ним абсолютно не скользко. Нимба нет надо мной, это просто детская сказка, моя магия прорастет травой на земле, упадет с лица постаревшей маской. Ты - совсем другой, твоя Тьма поглощает время. Ты идешь вперед, под ногою твоей стремя из чужих надежд, из чужой любви и боли, но они для тебя ровным счетом ничего не стоят. И на этой войне так легко будет нам не проснуться. И остаться должен один, и один не обязан вернуться. На извечной войне идеалов, устоев, морали мы забыли давно, как друг друга по имени звали. По ту сторону баррикад от меня ты стоишь, преисполнен печали. Я не верю тебе, так учили, так мне завещали. Нельзя тайны открыть, нам нельзя потерять Равновесие. И нельзя говорить, никогда мы не будем вместе. Между нами - стена, между нами серое пламя. Чего стою сама и мой Свет, твоя Тьма, твое знамя? Почему лишь украдкой встречая рассвет и полночь, смотришь так, словно жить без меня не можешь? Почему я хочу посмотреть на тебя так же? Не смотрю, и молчу. Понимаю, что ты сам знаешь, как же много у нас того, что не стоит внимания. И того, что никто никогда не узнают сами. Тьма и Свет, хоть сто раз поменяй местами! Свет и Тьма - нет различий, и я это знаю. Между Светом и Тьмой, между мной и тобой - пропасть. И не сделать выбор, потому что выбора нет. В пропасть можно шагнуть, но обратно нельзя и точка. Между мной и тобой - день и ночь, война и последняя строчка из не спетой песни, из несказанного монолога. И затянется наша боль, зарастет травою немного. Заметет метель, запорошит, покроет снегом. Между нами то, о чем сказать никто не посмеет. Изначальной Силе не место там, где царит любовь. Просто вспомни об этом, когда мы встретимся вновь.

0

3

Знаешь, Кай, твоя Герда вчера умерла.
Передоз, остановка, дефибриллятор...
От нее лишь остались два белых крыла
На глазах ее - лед, на губах ее - сахар.

Помнишь, Кай, как дарил ей весною цветы?
Помнишь, летом катались на лодке по Темзе?
Помнишь, осенью вдруг перешли с "Вы" на "ты",
А зимой ты ушел к своей снежной принцессе.

Королеве? Прости, разве суть так важна?
Ты сидишь у подножья великого трона.
И из кубиков льда, от озноба дрожа,
Все не можешь собрать это глупое слово.

С каждым днем ты все больше похож на нее.
С каждым днем сволочнее ты, гаже и жестче.
Твоя Герда теперь не стирает белье,
Облака в синеве небес тихо полощет.

Королева молчит, улыбаешься ты.
Она рада, что эту игру начала.
Ну а Герде никто теперь не дарит цветы...
Знаешь, Кай, твоя Герда вчера умерла.

0

4

***

Они познакомились в маленьком южном городке на берегу океана, где волны каждую ночь выносили на песок сотни ракушек. M приходила туда каждый вечер, садилась на маленькую каменную скамейку и смотрела на заходящее солнце. Она как будто бы всем телом ощущала как оно шипит, соприкасаясь с водой. Как становится ярко-красным, еще более горячим, и в конце концов растворяется в океане, согревая воду своим последним теплом. И для нее всегда было чудом то, что каждое утро солнце снова возрождалось и появлялось на небосклоне. Сейчас M, конечно, уже понимала из-за чего это происходит, а в детстве она каждый раз, глядя на закат, крепко сжимала руку матери и даже не пыталась сдерживать слезы, ей тогда казалось, что солнце умерло навсегда, чтобы хоть enm-чуть согреть воды огромного океана, чтобы людям стало чуть-чуть теплее... Ей было 7 лет, когда она, пвернувшись лицом к матери, когда солнце уже совсем исчезло, произнесла эту фразу: "Люди... Ни один человек не стоит того, чтобы за него умерло Солнце". Мать одновременно испуганно и удивленно посмотрела на дочь, но не нашла слов, чтобы ей ответить. Уже тогда мать M поняла, что ее дочери будет слишком тяжело жить в этом мире.
Так и оказалось. Когда M исполнилось 14, она сильно заболела. Высокая температура никак не хотела спадать, никакие лекарства не помогали. Девочка целые дни проводила лежа в своей кровати, у нее не было даже сил подняться. Врачи их маленького городка терялись в догадках. Им не хватало опыта, да и условия не позволяли поставить точный диагноз. Они лишь разводили руки, и смотрели на мать M грустными глазами. Каждый вечер она открывала окно и поправляла дочери подушки так, чтобы та могла полюбоваться на закат. M смотрела на растворяющееся в океане солнце потухшим взглядом. В один из таких вечеров она посмотрела на мать и сказал ей: "Если солнце умирает каждый вечер и все равно возраждается вновь каждое утро, почему оно не может хотя бы раз умереть за меня?" В глазах слабой, бледной девочки был немой вопрос. Мать не смогла вынести этого, она вышла из комнаты и, сев на пороге, заплакала. Ни у нее, ни у кого бы то ни было другого не было ответа на вопрос M.
Шли дни. Состояние M ухудшалось. Ей перестали давать лекарства, потому что это только еще больше ослабляло ее организм. Как и каждую субботу, ее мать отправилась на рынок за фруктами, надеясь, что витамины помогут ее дочери продержаться хотя бы чуть-чуть. Именно там, на рынке, она впервые встретила этого странного человека. Он был одет в строгий костюм, несмотря на то, что на улице стояла сильная жара. Но даже не это привлекло ее внимание. Ей вдруг показалось, что в его глазах она увидела ту же грусть, что была в глазах ее M. А он просто подошел, забрал у нее корзину с покупками и вызвался проводить до дома. Она не могла сказать сколько ему лет, она не знала кто он и откуда, но этот взгляд его карих глаз заставил ее поверить, что он спасет их, ее дочь, и ее саму.
N (так его звали) зашел в комнату, где на большой высокой кровати лежала худая, белая как полотно девушка с большими глазами. Ему стоило лишь заглянуть в них, и он отшатнулся. N показалось, что он видит в них отражение своих собственных глаз. Губы девушки чуть дрогнули, как будто она попыталась улыбнуться."Знаешь, я пишу сказки. И мои сказки всегда заканчиваются счастливо", - сказал он ей и сел рядом.
N просидел с ней до вечера. Затем пришла ее мать, поправила M подушки, и он увидел, как в пустых глазах появляются слезы. Девушка из последних сил сжала его руку. N сел поближе и устремил свой взгляд туда, куда смотрела M. Они сидели бок о бок и смотрели, как солнце тонет в темных водах океана, как каждая его капелька стремится урвать себе хотя бы маленький кусочек тепла. N никогда не думал, что смерть так близко. А она вот - как на ладони, каждый вечер солнце умирает, а ты этого даже не замечаешь. Когда волны поглотили последние лучики, M уснула.
Наутро мать разбудила ее, на лице ее играла улыбка. Температура у M прошла, на ее щеках появился легкий румянец. Мать сияла от счастья, а девушка лишь спрашивала ее об N. Но матери нечего было ответить. Она не видела, куда ушел незнакомец. Не было его и в городе.
Вскоре M окончательно поправилась. Врачи вновь разводили руками, но это уже никого не волновало. Девушка снова стала такой как прежде. Изменилось лишь одно - она больше никогда не смотрела на закат. M задвигала поплотнее шторы и садилас спиной к окнам. Однажды они с матерью возвращались из гостей. Они шли по побережью, когда солнце стало медленно погружаться в океан. M вдруг встала на колени и заплакала. Она твердила лишь одну фразу: "Он когда-нибудь вернется! Он напишет сказку и вернется!"

Когда хочется написать сказку, мы принимаем стимуляторы. сигареты, шоколад, мимолетный роман... а вместо сказки все равно получается фарс, ну или драма, в лучшем случае.
N сидел у окна. Дым в форме колечек врезался в толстое стекло и разбивался. Душа N тоже разбивалась каждый вечер. Каждый раз, когда он вспоминал. Сначала казалось, что это просто - забыть. Потом стало больно. Так больно, что даже хотелось выйти в это самое окно. А потом пришло равнодушие. Оно медленно заполнило мозг N и обосновалось там, как в собственном доме. Иногда душа N пыталась прогнать равнодушие, но ей одной это было не пол силу, а сердце было глухо к ее мольбам о помощи. Так и жил этот N, дом-работа-дом... Пиво в холодтльнике, фильмы на экране ноутбука, сигареты в ларьке напротив подъезда... Жизнь? Нет, скорее существование.
А где-то на другом конце света, на маленькой скамейке у берега океана сидела M. Она пускала мыльные пузыри и даже не знала, что в далеком-далеком северном городе ее N так безуспешно пытается написать сказку.

0


Вы здесь » "Хогвартс: Наследие Стихий" » Кладбище тем » Графоманство и иже с ним