"Хогвартс: Наследие Стихий"

Объявление

Администрация:

Neville Longbottom *438396882*
George Weasley *594119971*
События игры
День 2-ое сентября.
ВНИМАНИЕ! ИГРА ПРОИЗВОДИТ НАБОР ИГРОКОВ. Как только наберется необходимое число игроков, она возобновится. Все игроки, желающие играть, могут поиграть пока в Флэшбеке и Мозговыносе. Для тех, кто забыл - у нас там имеется недоигранный квест. Гостей просим не проходить мимо, регистрироваться и активно вливаться в увлекательную жизнь нашей ролевой
Партнеры
Watkin`s HallПоследний шанс
Время, погода
2-ое сентября, 12:00-18:00
Небо затянутое серой пеленой, прохладно



Объявления:
Форум начинает свою вторую жизнь – в наличии множество свободных ролей. Игра ведется по 1997 году, идея форума значительно отличается от канона – с позволения автора за основу взята идея трилогии «По другую сторону», с которой вы можете ознакомиться здесь Большая часть игровых локаций скрыта от гостей, зарегистрируйтесь и вы сможете окунуться в необычный мир волшебства, в котором возможно ВСЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Хогвартс: Наследие Стихий" » Мозговынос » И в горе, и в радости.


И в горе, и в радости.

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

Джефф не был садистом, никогда. И если бы он мог, то не стал бы причинять брату явную боль. Но Джеймс просил об этом, а отказать братику было невозможно. Это был единственный близкий и дорогой юноше человек. Без него было бы не возможно существование парня. Это была его защита от жестокого мира и единственная любовь. Человек, которого он никогда не бросит, потому что без него невозможно дальнейшее существование.
Губы коснулись пятки, и оставляя за собой влажный след, холодящий нежную кожу, принялись выцеловывать дорожку к пальцам. Когда юркий язычок пробрался между пальчиков Джеффри, тот тихонько хихикну - было щекотно. Но всё шло не так, как он хотел.
- Одновременно, братик. Я хочу ощущать кожей твоё сбивающееся дыхание, видеть, как ты стараешься не сомкнуть от боли челюсти. - говорить такое получалось легче всего, хотя и казалось странным. Джефф, с любовью и вожделением наблюдая за братом, хотел только одного, чтобы тот был счастлив. Может такие игры и вправду приносили юноше счастье?
Становилось горько. Осознание того, что этого счастья оказалось так немного снова захлестнуло уже было смирившегося со своей судьбой парня. В одно мгновение всё показалось неправильным. И то, что Джеймс стоит на коленях, то, что Джеффри так с ним обращается, что свои последние дни они проводят так праздно, всё это казалось невыносимо неверным.
Опустившись перед братом на колени, Джефф крепко обнял близнеца и целуя его шею, губы, лицо, всё, до чего мог дотянуться, сбивчиво шептал, почти плача:
- Это неправильно, братик, я не хочу так, я не хочу уходить из этой жизни только потому, что моё сердце не выдержит. Я не хочу оставлять тебя тут одного, не хочу, не хочу, НЕ ХОЧУ! - слёзы горячими солёными каплями хлынули из глаз, оставляя на губах свой особый привкус. - мы не должны так просто расставаться...

0

32

- Одновременно, братик. Я хочу ощущать кожей твоё сбивающееся дыхание, видеть, как ты стараешься не сомкнуть от боли челюсти.
Увлекшийся своим занятием парень вздрогнул, отпрянув от ступни брата и виновато глядя на него. Было до слез обидно за свою глупость, за то, что он сделал все не так, как тот желал. Но плакать было нельзя. И расстраивать братишку было нельзя. Джеймс, вновь прильнув к ступне Джеффри и обхватив свой пульсирующий, отзывающийся болью на каждое прикосновение, покрасневший от сильного притока крови член, начал медленно поглаживать его, стараясь акцентироваться на наслаждении, получаемом от самоудовлетворения, а не на страдании, вызываемом злосчастной перевязью. Но я заслужил это. Это справедливо. Вскоре боль начала доставлять ему острое наслаждение, вырывая из горла хриплые, тихие постанывания, перемежающиеся с поцелуями и вылизыванием пяточки брата.
Джей страстно терся щекой о ступню близнеца, делая все так, как тот ему велел, и чувствуя себя абсолютно счастливым. Подняв взгляд на своего любимого брата, чтобы удостовериться, что тому так же хорошо, как и ему, юноша обомлел. Красивое личико Джеффри было искажено гримасой страдания, а глаза наполнялись слезами. Перед глазами у Джеймса все потемнело. Ему плохо... Плохо из-за меня. Плохо из-за моих дурацких прихотей. Я причиняю ему боль.
Когда руки брата обвили его шею парень дернулся, как от удара, глядя на него полным слез, которые уже никак нельзя было сдержать, взглядом. Прости меня... Прости меня, Джеффри! Я не хотел! Я правда не хотел! Я не хотел причинять тебе боли! Пожалуйста, прости меня! Близнец покрывал его лицо и тело поцелуями, шепча:
- Это неправильно, братик, я не хочу так, я не хочу уходить из этой жизни только потому, что моё сердце не выдержит. Я не хочу оставлять тебя тут одного, не хочу, не хочу, НЕ ХОЧУ! Мы не должны так просто расставаться...
Джеймс дрожал всем телом, прижимая к себе брата и сцеловывая с его щек слезы в попытке успокоить.
- Все будет хорошо, Джеффри! Все будет хорошо, милый! Ты выдержишь! И сердце твое выдержит. Мы не расстанемся. Мы всегда-всегда будем вместе! Я обещаю тебе... Я никогда не оставлю тебя одного, слышишь? Никогда! У нас все будет хорошо, братик...

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Рейтинг Ролевых Ресурсов


Вы здесь » "Хогвартс: Наследие Стихий" » Мозговынос » И в горе, и в радости.