"Хогвартс: Наследие Стихий"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Хогвартс: Наследие Стихий" » Мозговынос » Дети - цветы жизни. (Но мы-то знаем, куда девают цветы.)


Дети - цветы жизни. (Но мы-то знаем, куда девают цветы.)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Nathan Dominik Walker/William J. C. Wojnarowsky
2. 2016 год. Поместье Уолкеров.
3.
Когда один из сыновей Натана вдруг заорал где-то в своей комнате, а второй тут же понёсся к отцу, старшего Уолкера чуть инфаркт от таких криков не хватил. Самуэль прибежал к отцу, что-то лепеча о том, что его брату ну очень плохо и его рвёт.
Вообще можно было и не говорить всего этого, мужчина и так уже нёсся в комнату близнецов, нде его сын, покрывшийся волдырями и с силой держащийся за живот, выплёскивал на пол свой обед и возможно то, что от только что съел.  А сомнений в том, что это было отравление, у Натана не было.
- Что здесь произошло?! - возмущаясь спросил у здорового ребёнка Уолкер, стараясь успокоить Грегори.
- Греги стащил у тебя что-то и сварил, вот, а потом выпил... - маленький пальчик показал на книжку. Специфический цвет пергамента давал мужчине вспомнить, что это за книга - самая большая и самая больная шутка Уолкеров всех поколений.
Покинув дом через камин, Натан понял, что отойти от сына не сможет всё то время, мока его организм очищается от гадости, которую он выпил. А процесс это будет очень и очень долгий. Продлится он неделю или две.

Суть в том, что Самуэль - наиболее разумный ребёнок четы Уолкеров, остался с Уиллом, кажется надолго.
В роли Самуэля - я. А за Уилла играет Уилл.

Отредактировано Nathan Dominik Walker (2011-09-01 23:40:01)

0

2

Когда Малыш Гульельмо начал горланить песни на весь особняк в утренний час, мотивируя это позицией "я не сплю и вам не надо", его дядюшка, которому и сплавили сорванца, решил, что это была последняя капля.
Родители чада, родной брат Уилла и его очаровательная любовница, пользуясь тем, что их милый родственник ни слухом, ни духом не подозревал о том, что Гельмино или Малыш Гульельмо (который, к слову, ввиду своей нехилой комплекции, малышом отнюдь не был) будет безобразничать, решили в прямом смысле от него отдохнуть, сплавив его тому, в честь кого он был назван.
-Уилл, я уверен, вы подружитесь. Вы почти тёзки, да и вы так похожи друг на друга. -радостно мурлыкал его отец, предвкушая хотя бы две недели без своего отпрыска.
Я не уверен, что был похож в его годы на одичавшего кабана. Расчёсок и мыла он не признаёт? -хотел ответить его дядя, но не решился.
Первую неделю Гельмино вёл себя относительно тихо - всё его внимание было сосредоточено на его ровестниках - Самуэле и Григориане, которые его заметно побаивались, и всяческих достопримечательностях особняка Уолкеров, которые он старался как можно тщательнее изучить, а по возможности или изничтожить, если они показались ему неинтересными, или стащить себе.
Через неделю, когда всё припрятанное было отобрано, разбитое - починено, а Грегориан с Самуэлем окончательно затерроризированы, малец попытался переключиться на взрослых. В лабораторию ему не дали и носа сунуть, а дядя Уилли быстро научился от него прятаться, высовываясь лишь для того, чтобы пожелать ему спокойной ночи. Что же Гельмино оставалось делать, кроме как выть от тоски?

Точно так же как и его дядя, от Малыша Гульельмо пытались попрятаться его родители. Но всё же скромная и сильно пострадавшая от рук милого чада квартира не могла тягаться своими размерами с особняком - чуть ли не рыдающие (от счастья, разумеется) родители были обнаружены, а Гельмино, верещавший, что он не хочет к ним, вручён в их тем не менее заботливые руки.
Вот и сплавили обратно, можно отметить! -но увы, когда Уилл уже был на пороге, из камина появилась голова Натана, заметно взволнованным голосом спрашивая о его местонахождении. Конечно же, милый братец после возврата подарочка не захотел его конспирировать.
Как оказалось, отличился уже натанов сынок, Грегориан, сварганив себе какое-то месиво и решив его выпить. Заботиться о своём отравившемся чаде Натан собирался сам, а вот следить за Самуэлем было поручено Уильяму.
-А ты не подумал, что с этим домовик, и тот лучше справится? -и снова не решился высказать собственные мысли мужчина. Следить так следить, после Гельмино, казалось, что уже ничего не будет страшно.

0

3

Самуэль предупреждал брата, что варить неизвестное зелье с "забавными свойствами" - не лучшая идея. И он был прав. Не успев пресечь приём того самого зелья, мальчик стал свидетелем того, как его близнецу стало ну очень плохо. Это даже напугало маленького Уолкера и он тут же понёсся к папе.
Тот, конечно же, ругался, но помог сыну (ещё бы не помог) и увёл того в Св. Мунго. А потом...потом Самуэль остался один. Один в большом и мрачном особняке. Он был немного трусоват, потому боялся даже ступить не туда, куда надо.
Когда из камина вышел дядя Уилл, мальчик, с игрушкой в руках, понёсся к своему второму папе (иначе его просто не воспринимал маленький Уолкер) и обнял за ногу, пряча свои страхи глубоко внутри.
- Папочка! Греги отравился! Они оставили меня одного, я не хочу один быть, будешь со мной? - затараторил ребёнок, глядя своими черными, как ночь, глазами на мужчину.
Вообще это было странно. У всех была мама. А у Самуэля было два папы. А один был ещё и чуть ли не на двадцать лет старше другого! Правда тот, что старше не был даже родственником мальчику, но почему-то всегда был в этом доме. И даже спал с его папой в одной кровати!

0

4

С другой стороны, что могло быть трудным? Уильям и так проводил с детьми гораздо больше времени чем их родной отец, исходя из этого даже можно было счесть себя их воспитателем. Конечно, Натан не раз говорил, что тот не в состоянии научить детей чему-то хорошему, но тем не менее всякий раз неизменно радовался, когда, закончив, многочасовую работу в лаборатории, находил своё семейство вместе, занятое каким-то делом, которое он всегда называл "глупостями".
-Ну что, Сэм, одни мы теперь здесь, пусть и не надолго, я надеюсь? -сказал Уилл, вылезая из камина.
Наивную, но вместе с тем такую отчаянную просьбу мальчика он не мог оставить без внимания. -Не бойся, мой маленький, я тебя не оставлю.
Можно подумать, я как-то причастен к твоему появлению на свет. Хотя о чём там пословица говорит? "Родители - это те, кто воспитали." Похоже, это именно так.
То, что Самуэль называл Уильяма не иначе, как папой, сильно его смущало. Грегориан был более официален и реалистичен, он называл его "дядей Уиллом", но в устах, может быть, чересчур серьёзного для своего возраста мальчишки это всё равно звучало умилительно.
Улыбнувшись, Уилл принялся нежно трепать обычно аккуратно уложенную, а сейчас несколько взлохмаченную шевелюру ребёнка.
-Надеюсь, с Грегори всё не так плохо? А то твой нервный папуля сказал мне всё, кроме самого главного.

0

5

Тёплая рука легла на волосы мальчика, ласково трепля и так растрёпанные волосы. Но мальчик не обращал на это внимания, он наоборот любил, когда его второй папа делал так.
Вопрос о Грегори вызвал у Самуэля некую рассерженность.
- Этот дурак отравился зельем. - пробурчал мальчик, назмурившись и надув розовые щечки, - А я говорил ему, чтобы он не пил эту отраву! - чуть ли не прокричал маленький Уолкер. Он пошел характером в папу. Вечно чем-то недовольный, резко меняющий своё настроение. Будучи рассерженным, он был очень мил, хоть и не знал об этом, как и его отец.
- Папа сказал, что они будут в Мугно целую неделю. - мгновенно расстроившись, тем не менее ответил мальчик. Он поплёлся в гостиную, обнимая любимую мягкую игрушку, похожую то ли на собаку, то ли на медведя.
Это нечто он называл Галлингтоном и любил её только за то, что она была абсолютно маггловской. Никаких чар, пачкалась, при стирке линяла, старела. Даже приятно было. А длинные ноги Галлингтона так забавно болтались, прямо в такт шагу маленького Самуэля, что порой казалось, что это марионетка, ведомая невидимым кукловодом.
- Папочка, пошли есть. - позвал второго папу мальчик, сменяя направление и направляясь уже на кухню.

0

6

Интересно, какую цель преследовал Грегориан, варя себе наверняка мерзкую во всех смыслах бурду?  Уже готовился пойти по стопам отца или, мучимый какими-либо комплексами решил приготовить нечто, способное повысить если не его возможности, то хотя бы самооценку? Наверняка и противный Гульельмо оказал своё тлетворное влияние на ребёнка. Но для всех загадочных поступков близнецов существует Натан, который обязательно во всём разберётся.
-Грег вообще никого не слушает, разве что Натана, и то когда интонации его голоса становятся угрожающими. -вздохнул Уилл. Близнецы, как он ни раз замечал, в равных долях унаследовали от своего отца все его положительные и отрицательные качества.
-Но ведь за эту неделю твой милый братик совсем поправится и наконец поймёт, что тебя ему надо слушаться.  -попытки успокоить Сэма, увы, не возымели успеха. Несчастный ребёнок чувствовал себя очень одиноким без своего близнеца и даже его любимая игрушка, которую сейчас он стискивал с неким отчаянием, наверняка сейчас ему была не так мила.
На обед любезный домовик сперва подал суп болотного цвета с очаровательного вида грибочками, по внешнему виду напоминающие те, что хранились в плотно закупоренных банках с пометкой "опасно" в лаборатории Натана.
Надеюсь, глюки не начнутся.
-Приятного аппетита, Сэм. -сказал Уилл, глядя на грустного мальчика, грустно склонившегося над тарелкой и пока не притронувшегося к еде.

0

7

Забравшись на большой стул, мальчик уселся на любимом месте и уставился на тарелку с грибным месивом, которое не казалось ни аппетитным, ни съедобным.
-Этот дурак никогда никого не слушает, и потом опять слушать не будет, он вообще на своих ошибках не учится. - обиженно затараторил мальчик, крепче обнимала Галлингтона. От злобы слишком резко взяв ложку, Самуэль чуть было не перевернул тарелку с супом, но не обратив на это внимания, принялся яростно запихивать в себя грибное варево.
- Приятного аппетита. - в ответ пробурчал мальчонка.
Он быстро доел и не дожидаясь своего папочку, вышел из кухни, чтобы дождаться того в гостиной.
Но тёплая и питательная пища действовала на ребёнка успокаивающе, потому, стоило тому только присесть, его сразу же начало клонить в сон. И, решив, что если он приляжет на пару минут, ничего не случиться, Самуэль поудобнее устроился на диване и...уснул.
Сколько он спал, маленький Уолкер не знал, но когда он открыл глаза, то приметил папочку, читающего в соседнем кресле. Галлингтон, как и всегда, покоился в объятьях мальчика, удивившегося тому, что он так долго спал.

0

8

Самуэль так хотел заставить себя разозлиться на брата, что чуть ли не перешёл к пусть и непреднамеренному, но всё равно уничтожению посуды. Очевидно, мальчику было неприятно и непривычно, а может быть, даже и стыдно, что он испытывает сильное беспокойство о Грегориане. Что ж, аристократам прописано быть бесстрастными.
Так же аристократам следует соблюдать этикет за столом, во всяком случае, когда они в обществе, а это для них понятие растяжимое и часто затрагивает и семью. Как мило было видеть Сэма, который чувствовал себя рядом со своим вторым папой самим собой!
Невольно залюбовавшись на милое дитя, Уилл совершенно забыл о собственной трапезе, которую скорее из вежливости, нежели из-за вышеупомянутого этикета, отложил, решив подождать, пока примется за еду Сэм.
Да он ухомячил этот суп за минуту! Когда эта дрянь остыть успела?
Уильям готов был упрекнуть юного Уолкера в том, что тот пытался пресечь в себе человечкие чувства, в то время как сам пытался убедить себя в том, что всё не так плохо, прекрасно понимая, что когда все дела, которыми можно будет себя занять, уступят место сну, всё то беспокойство, тоска и огорчение не дадут ему покоя.
Вернувшись в гостиную после расправы над супом, которая была совершена лишь для того, чтобы потом не чувствовать недомогания от голода, Уилл застал Сэма спящим, крепко сжимая свою любимую игрушку.
Как и положено, укрыв мальчика пледом, мужчина решил занять себя чтением, которое при его нынешнем расположении духа превратилось в соревнования с самим собой по тому, сколько одно, сейчас не передающее никакого смысла, предложение может быть прочитано.

0

9

Папочка, кажется, даже не заметил пробуждения Самуэля. Видимо книга была интересная и чтение затянуло мужчину.
Мальчик тихо встал с дивана и, смешно потирая глаза, подошел к креслу, в котором сидел взрослый. Тихонько подёргав того за рукав, маленький Уолкер отвлёк Уилла от чтения.
- Дай я сяду на коленочки. - мальчик был всегда прямолинеен. Чем сильно отличался от отца, всегда ловко увиливающего от простого и ясного ответа. Самуэль же всегда говорил, что думал и что хотел. А ещё в нём определённо были видны таланты руководителя. Его желание подчинять себе было очень велико, наверное потому половины обиды на брата состояла в том, что тот не хотел подчиняться правилам, что устанавливал маленький Уолкер.
Забравшись на колени у папочке, мальчик облокотился на грудь мужчины и покрепче обнял Галлингтона.
Черные глазки пробежались по одной из строк книги. Недовольно мальчик проговорил:
- Это не про зелья. - страсть к варке зелий тоже досталась близнецам. Но это не было удивительно, в конце концов их фамилия была Уолкер.

0

10

Что делать, тоска, скука и беспокойство начинают одновременно давить на психику, грозя свести с ума? Читать уже можно не пытаться, но в книгах помимо текста, унылого или не очень, бывают и картинки, которые можно разглядывать, а если ещё вспомнить о наличие у себя самого некоторых художественных способностей и знаний в деле рисования, то почему бы не поразмышлять над его техникой и манерой рисования, и даже о его видении персонажей произведения, которое ему доверили иллюстрировать?
Дело оказалось действительно занимательным, так что Уилл даже не заметил, как малыш Сэмми проснулся.
Ах, как он был мил в своих желаниях, которые не хотел высказывать иначе, чем просто и прямо! Как приятно было осознавать, что юный Уолкер (сразу после названия фамилии следует начать удивляться) испытывает к любовнику своего родителя настолько тёплые чувства, что не стесняется забраться к нему на колени! Проявление нежностей в аристократических семьях не очень приветствовалось, что, тем не менее, делало их особенно ценными. Как можно было удержаться и не обнять милое дитя, покрепче прижав к себе (однако без риска придушить), пару мгновений спустя поцеловав в лохматую со сна макушку?
-Нет, это приключенческий роман, он учит немного другому... Но всё равно стоит того, чтобы его прочитать. -улыбнулся мужчина маленькому сокровищу, которое, несмотря на свою серьёзность, всё ещё оставалось достаточно наивным.

0


Вы здесь » "Хогвартс: Наследие Стихий" » Мозговынос » Дети - цветы жизни. (Но мы-то знаем, куда девают цветы.)